А стеночка-то осталась

Как мы уже говорили в начале этой книги, дом, в котором жила Дарья Леонидовна Шульц, образ старой культуры — ведически-знахарской культуры. Суть ведически-знахарской культуры мы выразили в главе «Ведически-знахарская культура». Период развития человечества под гнётом алгоритмики ведически-знахарской культуры огромный, и по самым приближённым меркам он охватывает исторический интервал свыше трёх-четырёх тысяч лет. Объективный конец периоду ведически-знахарской культуры положил рубеж изменения соотношения частот биологического и социального времени (середина XX века). С этого момента человечество резко (по отношению ко всему предыдущему периоду — более трёх тысяч лет) стало автоматически перестраивать свои бессознательные стереотипы отношения к явлениям Жизни — с книжно А стеночка-то осталась-канонических подходов на методологические подходы. В обществах, где технократия оказалась более развита, этот процесс шёл быстрее, и наоборот.

Однако есть одно «но»в этом объективно запущенном Свыше процессе освобождения человечества от книжно-канонических подходов к Жизни. Те общества (региональные цивилизации), в которых в генетике людей (имеется в виду работа хромосомного аппарата и духовное наследие) устойчиво из поколения в поколение веками и тысячелетиями закреплялись стереотипы безотзывчивого, бесчувственного отношения к Языку Жизни, присущие их “национальным”, либо даже «мировым» религиозным системам — смогли породить среднестатистический тип психики населения «зомби». Это — почти весь ведический Восток (культура, основанная на религиозных системах индуизма, буддизма, даосизма, синтоизма А стеночка-то осталась), исламский Восток и библейский Запад (иудаизм +“христианство”, его западная ветвь). В таких обществах инерция перехода людей от книжно-канонических к методологическим подходам к Жизни настолько огромна, что даже крупные катастрофы, напрямую связанные с нерешёнными вопросами, прежде всего богословия, не могут серьёзно сдвинуть что-либо в коллективном бессознательном (а тем более — сознательном). Иными словами, тип психики «зомби» настолько бесчувственен к Языку Жизни, что воздействовать на «зомби», убеждая их в чём либо, противоречащим вдолбленным в их психику стандартным книжно-каноническим программам — почти бесполезно.

Как читатель, неверное уже догадался, самая «незомбированная» региональная цивилизация на Земле это — Русская региональная цивилизация. Русских (имеется в А стеночка-то осталась виду большинство простого населения Руси-России-СССР) исторически не удавалось «зазомбировать» надолго ни одной верой (кстати, все из таких вер были привнесены на Русь извне, в основном с Запада). Русские, восприняв вначале в свою психику новшества такой «новой веры» (каковой, например, 1000 лет назад было “христианство”), через некоторое небольшое время отвергали последнюю, как не соответствующую Русскому идеалу. Как мы уже говорили, Русский идеал исторически реально был, и это — Справедливый жизнестрой, в котором русы жили в конце I тысячелетия до н.э. – начале I тысячелетия н.э., окончательно размежевавшись с индоарийским кастовым ведизмом, самое позднее к середине I тысячелетия до А стеночка-то осталась н.э.



После изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени (с середины XX века) устойчивость воздействия на психику людей прежних «зомбирующих» религиозно-идеологических программ была серьёзно нарушена. XX век можно назвать веком плюрализма религий и идеологий на Земле. Особенно этот «плюрализм» обнажился после крушения последнего оплота «мировой закулисы» — «зомбирующей» программы марксизма-ленинизма, внедрявшейся в мировую культуру весь XX век.


documentandioej.html
documentandivor.html
documentandjcyz.html
documentandjkjh.html
documentandjrtp.html
Документ А стеночка-то осталась