Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287


„Как Вы очень верно сказали, мы можем и должны сделать разрядку напряженности необратимой; это остается нашей целью, и я лично дал сло­во придерживаться ее", - писал, в частности, президент.

„Важно, что на нашей первой встрече мы договорились о том, что мирному сосуществованию нет альтернативы. На нашей второй встрече мы смогли пойти дальше этого принципа и договориться по конкретным мерам уменьшения опасности ядерной войны и расширения основы наших усилий по сотрудничеству. На предстоящей встрече у нас имеются не менее важные возможности, воспользовавшись которыми, мы можем продемонстрировать, что взаимовыгодные отношения сотрудничества между нашими двумя наро­дами действительно становятся постоянным фактором всеобщего мира Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 -цель, которую мы поставили в Сан-Клементе в прошлом году".

В письме Никсон также кратко останавливался на вопросах, подлежав­ших дальнейшему обсуждению (ОСВ, смягчение военной напряженности в центральной Европе, конференция по вопросам безопасности и сотрудни­чества в Европе, Ближней Восток, вопросы двустороннего сотруд­ничества).

В конце письма рукой Никсона было дописано следующее: „Вчера я встречался с Вашими специалистами по космосу в Хьюстоне. Они прекрас­ные люди. Я горжусь тем, что одним из результатов нашей первой встречи на высшем уровне в Москве явилось то, что США и СССР собираются сейчас вместе(подчеркнуто Никсоном. - А.Д.) выйти в космос в 1975 году. Пусть это Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 будет также нашей целью в других областях".

Брежнев был доволен, что Никсон в своем письме поддержал его люби­мый тезис о необходимости „сделать разрядку необратимой". Думается, что тут президент сознательно несколько подыграл настроениям советского' лидера.

Через день последовало ответное послание Брежнева. Он соглашался с указанным в письме Никсона перечнем вопросов для обсуждения. „Есть полная возможность прийти к взаимовыгодным соглашениям, которые придали бы вес нашей новой встрече".

Накануне своего отлета в Москву Киссинджер рассказал мне, что у президента состоялось совещание, на котором обсуждался вопрос об импичменте. Хейг рекомендовал, чтобы Белый дом добивался рассмотрения в конгрессе вопроса об импичменте как Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 можно скорее - не позже мая, пока законодательный орган еще не располагал большинством голосов, необходимым для принятия такого решения, считая, что затяжка не отве­чает интересам президента ввиду постепенной эрозии рядов сторонни­ков Никсона. На данный же момент конгресс, скорее всего, по подсчетам Хейга, отклонил бы вопрос об импичменте президента большинством голосов.

Президент одобрил соображения Хейга и вновь твердо заявил собравшимся, что не уйдет в отставку, так как не собирается войти в историю США как первый президент, которого заставили уйти из Бело­го дома.

Однако положение Никсона продолжало быстро ухудшаться. 1 марта суд вынес обвинительные приговоры участникам „уотергейтского дела Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287". К различным срокам заключения были приговорены лица из ближайшего окружения президента: Холдеман, Эрлихман, Митчелл и другие. Судья объявил также, что он располагает всеми доказательствами участия Никсона вутаивании фактов этого скандального дела и укрывательстве



сугубо
288 доверительно


преступников. 6 февраля 1974 года палата представителей конгресса предо­ставила своему юридическому комитету право начать обсуждение вопроса о возможном импичменте президента.

Киссинджер в Москве

Значительную часть времени в Москве Киссинджер посвятил обсужде­нию с Брежневым и Громыко вопросов ограничения стратегических воору­жений. Госсекретарю было, в частности, сказано, что СССР не возражает против предложения о том, чтобы во время визита в Москву президента Никсона было подписано новое соглашение, продлевающее срок действия Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Временного соглашения от 26 мая 1972 года (его срок истекал в 1977 году) на несколько лет, скажем, до конца 1980 года. Советская сторона была также в принципе согласна включить в это новое соглашение некоторые дополни­тельные меры по ограничению стратегических наступательных вооружений, а также положение о том, что СССР и США продолжат активные пере­говоры о заключении постоянного соглашения. Было сказано также, что целесообразно ввести определенные ограничения на оснащение ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения.

Однако не удалось договориться по центральным параметрам возможного нового соглашения. Брежнев отклонил ключевой пункт американских предложений об ограничении забрасываемого веса ракет, что лишало СССР его основного преимущества в Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 тяжелых ракетах, после чего неизбежно сказались бы преимущества американских ракет по другим показателям. Горячие дискуссии не привели к компромиссу, хотя и было высказано мнение, что возможности для договоренности все же имеются.

Надо сказать,, что к этой своей поездке в Москву в отличие от анало­гичных поездок в прошлые годы Киссинджер был не очень подготовлен. Администрация, лично президент Никсон все больше втягивались в водо­ворот „уотергейта". Сам Киссинджер затратил много времени и усилий на свою „челночную дипломатию" на Ближнем Востоке, оставив, по существу, беспризорными переговоры по ОСВ. В то же время в США активизиро­вались силы, выступавшие против каких-либо Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 соглашений с СССР. Особо вредную роль играли сенатор Джексон и министр обороны Шлесинджер.

Трудным был разговор с Киссинджером и по ближневосточному урегулированию. Госсекретарь делал упор на важности развода израильских и египетских войск. Ему указывали, что не следует переоценивать значение этого развода. Это лишь небольшой первый шаг к полному освобождению захваченных Израилем земель. Его внимание обратили на то, что пра­вительство США пытается сейчас решить вопрос о Сирии по израиль­ско-египетскому образцу без советского участия. Советский Союз при желании мог бы сорвать любой американский план, но не в этом направ­лении надо соревноваться. Лучше сотрудничать на пути полного и спра­ведливого Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 урегулирования ближневосточного конфликта. Но в общем, это был разговор глухонемых. Обсуждение ближневосточных дел не дало никаких результатов.

По остальным вопросам между Киссинджером и советскими руково­дителями состоялся деловой и достаточно конструктивный диалог. В целом считалось, что визит Никсона в Москву может послужить дальнейшему продвижению вперед в наших отношениях.

Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 289


Несмотря на сложность переговоров, Брежнев нашел все же время и для охоты на кабана, чтобы развлечь своего гостя (переговоры шли в Завидово). К концу одного заседания Брежнев предложил Киссинджеру „поразмяться и пойти поохотиться на кабана". Я видел, что госсекретарь был не в Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 большом восторге от такой затеи: кто знает, что может случиться на охоте. Он стал говорить, что не охотник и не очень умеет обращаться с огнестрельным оружием. Брежнев бодро сказал, что „покажем, как это делать". Тогда Киссинджер заметил, что у него нет подходящей одежды для охоты в такой морозный день. Брежнев тут же приказал принести шапку, ватник, сапоги, взятые „напрокат" у сотрудников охраны. В этом наряде помощник прези­дента выглядел довольно комично, зато было тепло. После этого Брежнев „забрал Генри с собой", и они вместе с егерем уехали на охоту.

Как рассказывал после в шутливой форме Брежнев, когда он Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 на месте вручил ружье Киссинджеру, тот настолько неумело держал его, что „мог вместо кабанов перестрелять своих спутников". Поэтому решили поручить ему роль „иностранного наблюдателя за охотой на русских кабанов". Киссинджер сам активно вечером подшучивал над всем этим приключением, заявив, что один из кабанов сам умер от разрыва сердца, увидев такого незадачливого охотника.

Во время своих визитов в Москву Киссинджер, как правило, останав­ливался в одном из правительственных двухэтажных особняков для высоких иностранных гостей. Припоминаю один забавный случай. В один из приездов в Москву зимой, на этот раз с супругой, Киссинджер остановился, как обычно, в таком особняке. По окончании визита он Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 должен был утром вылететь из Москвы на своем самолете в Вашингтон. Условились, что Громыко с женой заедут за ним в особняк в 9 часов утра, а затем поедут провожать его на аэродром.

Мы с Громыко приехали точно в назначенное время. Прогуливаемся в саду около особняка в ожидании Киссинджера. День был чудесный - солнеч­ный, но с морозом и хрустящим снегом. Ждем. Проходит 5-10-15 минут. Нет Киссинджера. Громыко просит меня сходить в особняк и узнать, в чем дело. Прихожу, поднимаюсь на второй этаж, где была квартира Киссинджера. За дверью слышу рассерженные голоса. Стучусь. Открывает дверь он сам. Спрашиваю, не нужна ли какая Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287-либо помощь при их сборах.

Из разговора выясняется необычная, но вполне житейская ситуация. Рано утром американский обслуживающий персонал спросил госсекретаря (его супруга была в ванной), можно ли, как всегда, отвезти их вещи заранее на аэродром. Киссинджер, который был занят каким-то своим делом, отрывисто сказал, что можно забрать все, что находится на полу около двери. Они так и сделали. Когда же спустя час настала пора выходить на улицу, чтобы ехать на аэродром, то выяснилось, что были увезены и теплые сапожки его супруги. Она осталась в легких открытых тапочках, а на дворе мороз и глубокий снег. Это и явилось причиной Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 разговора на повышенных тонах. Что делать? Как помочь?

Я пошел вниз к охране особняка. Там, конечно, не оказалось никакой дамской обуви. Начальник охраны мог предложить лишь большие высокие зимние мужские ботинки. Супруге госсекретаря пришлось согласиться на такой „выход".

Когда приехали на аэродром, она быстро вошла в самолет, где переобулась, а взятые „напрокат" ботинки были завернуты в красивую бумагу и переданы мне. Присутствовавшие корреспонденты решили, что

сугубо
290 доверительно


это „подарок Киссинджера для Громыко" и очень интересовались содер­жимым свертка.

Им было сказано, что такого рода вещи не подлежат разглашению, так как они носят „сугубо личный характер".

После отлета госсекретаря эти ботинки были возвращены Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 вместе с благодарностью от Киссинджеров сотруднику охраны, который все это время сидел в особняке без обуви.

„Сугубо личное послание" Брежнева Никсону

После визита Киссинджера в Москву в течение апреля шли интенсивные переговоры между госсекретарем и мной, а затем (29 апреля в Женеве) и с Громыко по вопросам ограничения стратегических вооружений. Перего­воры были сложными. Спор в основном шел вокруг количественных уровней и типов ракет с разделяющимися головными частями.

В Москве тем временем с настороженностью следили за ухудшением внутриполитического положения Никсона. Советское руководство стало впервые реально осознавать, что „уотергейтский" скандал принимает для Никсона серьезный оборот. Это было видно по тому, как Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 он все больше отвлекался от внешнеполитических дел.

Поэтому Брежнев решил подбодрить Никсона, учитывая его скорый ви­зит в Москву. 28 мая я встретился с президентом Никсоном в Белом доме для передачи „только ему в руки" устного персонального послания Брежнева (фактически я его зачитал по тексту телеграммы из Москвы). Разговор был наедине, без переводчиков. В начале послания высказывалось мнение, что результаты новой встречи на высшем уровне, судя по всему, обещают быть, как и предыдущие встречи, впечатляющими. Затем Брежнев, переходя к основной теме, выразил желание поделиться с Никсоном некоторыми возникающими у него и его коллег мыслями, „главным образом в человеческом плане". От его Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 имени далее было сказано следующее: „Мы внимательно следим за развитием известных событий в США. И хотя, прямо скажем, многое из происходящего для нас не очень понятно, нам все же ясно, что есть силы - и, как видно, немалые, - которые основательно ополчились против Вас.

Ясно и то, что во всем этом присутствуют, как нам кажется, не только внутренние моменты, но вовлекается и область внешней политики. Однако, как мы видим дело на расстоянии, эта область оказалась как раз наиболее твердым орешком для тех, кому хотелось бы свести на нет или основательно подорвать все то ценное и важное, что нашло свое выражение прежде всего Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 в известных советско-американских соглашениях и договоренностях.

Все это, разумеется, весьма примечательно. В целом идея разрядки в мире

близка не только советским людям, но и большинству американцев. То, что

при всем внимании, которое Вам приходится сейчас уделять внутренним

делам, вы по-прежнему держите в поле своего зрения и внешнеполитические

дела, в том числе вопросы советско-американских отношений, представля-

ется нам совершенно правильным.

Только так и может поступить государственный деятель, убежденный в

правильности избранного им пути и хорошо знающий слабую сторону тех, кто в своих узких целях или по своей близорукости выступает против его курса политики. В таких случаях действительно нужна выдержка и Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 твердость духа.

Р.НИКСОН:

СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 291


Ведь наверняка кое-кто - да и не только в США - рассчитывает: быть может, Ричард Никсон не выдержит, надломится. Но как мы с удоволь­ствием отмечаем, Вы не собираетесь доставлять им такое удовольствие. Мы говорим все это, исходя из сложившихся между нами добрых отношений и веря в успех предстоящей нашей новой встречи. Тем временем мы ждем прибытия в Москву Вашего госсекретаря в конце мая для завершения подготовки нашей июньской встречи, как это было условлено".

Таково было это необычное в истории наших отношений с амери­канскими президентами обращение советского руководства. По существу, это был Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 жест моральной поддержки президента Никсона в трудную для него минуту. И этот жест был сделан из Москвы!

Я сказал далее президенту, что Генеральный секретарь, рассматривает это обращение как строго конфиденциальное и что о нем в Москве знает весьма ограниченный круг лиц. Оно так и осталось неизвестным.

„Доктрина Брежнева - Никсона"

Никсон был явно тронут этим обращением. После некоторого молчания он попросил передать Брежневу свою благодарность за все сказанное и особенно за то, что сделано это в чисто человеческом плане. Он просил передать также, что „Никсон и эмоционально, и физически вполне здоров и готов во всеоружии встретить и Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 отразить все наскоки своих врагов". Ситуация в этом плане в США, конечно, сложная, но он, президент, уверен в конечном благоприятном исходе.

Я считаю, подчеркнул Никсон, что историки могут еще заговорить о „доктрине Брежнева - Никсона", которая составляет суть нынешних советско-американских отношений. В чем же ее существо, если принять существование такой доктрины, хотя она никогда нигде официально не была оформлена и не провозглашена? Ответ прост: руководители СССР и США стремятся сделать все необходимое, чтобы наши два великих народа не противостояли друг другу, а работали совместно во имя одной цели: мира на Земле. Это - главное наследие, которое я, как президент США, надеюсь оставить Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 после ухода из Белого дома в 1976 году как результат тесного сотрудничества с советским руководством, лично с Брежневым, отметил Никсон.

Я согласен, сказал он в заключение, с предложенным Генеральным секретарем перечнем вопросов к новой встрече на высшем уровне в Москве, по которым уже есть заметное продвижение. Надо взаимно форсировать достижение соответствующих соглашений еще до самой встречи.

Видно было, что Никсона явно приободрило то обстоятельство, что на фоне мрачных туч „уотергейта" сохраняется и- даже расширяется просвет во внешнеполитической области, в частности в отношениях с СССР. Он даже как-то повеселел.

Киссинджер тем временем занимался ближневосточными делами. 29 мая Скоукрофт передал Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 для Громыко сообщение Киссинджера с Ближнего Востока: „Переговоры, проведенные госсекретарем с Сирией и Израилем, привели к соглашению о разводе войск Сирии и Израиля. Соглашение будет подписано в пятницу, 31 мая 1974 года, в Женеве военными представителями Сирии и Израиля в военной рабочей группе

СУГУБО.
292 ДОВЕРИТЕЛЬНО


Женевской конференции". Я передал это сообщение Громыко, но подумал, что он вряд ли воспримет его с большой радостью, поскольку Киссинджер опять обошел нас, действуя в одиночку.

Когда госсекретарь вернулся с Ближнего Востока, у меня состоялась с ним продолжительная беседа по вопросам, связанным с подготовкой визита Никсона в Москву.

Итоги беседы и наши предыдущие встречи давали в целом достаточно полное представление о Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 подходе Белого дома к предстоящей встрече на высшем уровне. Определялся круг новых конкретных соглашений и дого­воренностей, которые могли внести вклад в дело дальнейшего развития того курса в советско-американских отношениях, который был заложен на предыдущих двух встречах на высшем уровне.

Вместе с тем из бесед с Киссинджером уже отчетливо проглядывались контуры „уотергейта" и связанное с этим заметное стремление Белого дома свести до минимума возможную критику в адрес президента в связи с ито­гами его предстоящего визита в СССР. Чувствовалось, что и сам Киссинджер на этот раз не очень хочет втягиваться в поиск решения чересчур сложных и спорных Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 вопросов, дабы не подставить себя лично под критику оппозиции и не оказаться, таким образом, втянутым в общий внутриполитический водо­ворот „уотергейта".

„Уотергейт" и атакующие президента антисоветские круги фактически лишали Никсона и Киссинджера возможности вести серьезные переговоры в Москве с целью заключения нового значительного соглашения по ограни­чению стратегических наступательных вооружений. К тому же и внутри администрации шли горячие споры о том, как сопоставлять советские и американские ядерные вооружения, структура которых была явно асим­метрична. Пентагон оставался основным тормозом.

Когда я встретился с Киссинджером 8 июня, он передал в доверительном порядке американский проект соглашения об ограничении стратеги­ческих вооружений с учетом предстоящего Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 рассмотрения этих проблем в Москве.

Госсекретарь рассказал также, что продолжает обсуждать с сенаторами Джексоном, Джавитсом и Рибиковым вопрос об эмиграции из СССР (они связывали вопрос об эмиграции с предоставлением СССР режима наиболь­шего благоприятствования в торговле с США). Киссинджер показал мне проект письма Джексону, в котором госсекретарь от своего имени излагал „понимание", вынесенное им в отношении вопроса об еврейской эмиграции "ССР из своих бесед с советскими руководителями. Такое письмо, как он подчеркнул, могло бы помочь администрации найти, наконец, компромисс с сенатором Джексоном в отношении его поправки к законо­проекту о торговле с СССР. В тексте письма бросилась в глаза Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 фраза: „Мы (т. е. администрация Никсона) имеем основание считать, что не менее чем

45 000 эмигрантам будет разрешено выезжать из СССР в год".

Я выразил сомнение в отношении целесообразности упоминания какой-либо цифры в письме (хотя названная им цифра не вызывала у меня

каких-либо сомнений). Киссинджер утверждал, что у Громыко, когда они

недвно встречались в Никосии (Кипр), вроде бы не было каких-либо

возражений. Он предложил спросить Громыко на этот счет, утверждая, что

ему удалось „сбить чрезмерный запрос" Джексона со 100 тыс. человек до

45 тысяч. Без этого Джексон отказывался снять свою поправку. Ясно было,

что дискуссия по этому вопросу будет носить затяжной характер.

Р.НИКСОН:
СОВЕТСКО Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 293


На следующий день госсекретарь передал американский проект Прото­кола к Договору по ПРО с уже включенным в него согласованным положе­нием о возможности замены местонахождения единственной у каждой стороны системы ПРО. Он сообщил также, что его вызывают в подкомитет сената для разбора поднятой сенатором Джексоном шумихи вокруг вопроса „о секретных соглашениях" между СССР и США. Этот вызов приурочен к моменту отъезда Никсона в Москву с явной целью заставить президента отказаться от намерения достичь в Москве какой-либо новой договорен­ности о дальнейшем ограничении стратегических вооружений.

В свою очередь, в связи с поручением из Москвы, я Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 обратил внимание Киссинджера на участившиеся в последнее полугодие случаи попыток вербовок американской разведкой советских граждан за границей.

Киссинджер сказал, что он не знал об упомянутых мною случаях. Однако он совсем не исключил, что что-то похожее действительно могло иметь место, ибо в американской разведке старые профессиональные кадры чересчур увлекаются старыми методами, в то время как они не успевают вдумчиво обрабатывать массу важной информации, поступающей по другим направлениям, в частности по каналам технической разведки. Киссинджер сказал далее, что руководству разведки будет послана директива Белого дома прекратить указанную практику „на ближайшее будущее" (видимо, на период встречи в верхах), но что, дескать Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287, трудно гарантировать все это на длительный период времени (что еще мог ответить госсекретарь?).

Визит Никсона в СССР (27 июня - 3 июля 1974 г.)

В своих мемуарах Никсон описывает, какую трудную борьбу ему при­шлось вести с активизировавшимися в Вашингтоне противниками разрядки накануне визита в Москву. В широкую и разношерстную коалицию входили: либералы, выступавшие в защиту диссидентов и поддержку еврейской эми­грации из СССР; консерваторы, отвергавшие торговые и иные соглашения с СССР; военные из Пентагона и их друзья в конгрессе, которые делали все, чтобы предотвратить договоренность в Москве об ограничении стратеги­ческих ядерных вооружений и ядерных испытаний.

На заседании Совета национальной безопасности (20 июня Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287) министр обороны Шлесинджер, поддержанный начальниками штабов, представил предложения Пентагона для вручения их в Москве. Никсон тут же заметил, что эти предложения не имеют никаких шансов быть принятыми советским руководством, так как они дают большие односторонние преимущества американской стороне. В ответ министр обороны с серьезной миной по­советовал Никсону приложить усилия, как он сделал это во время „кухонных дебатов" с Хрущевым в 1959 году для того, чтобы убедить Брежнева все же" принять эти предложения. Никсон записал в своем дневнике, что этот совет Шлесинджера оскорблял интеллектуальные способности любого человека, включая президента.

Фактически заседание Совета национальной безопасности ясно показало, что администрация Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Никсона лишена возможности вести серьезные пере­говоры по ОСВ.

Президент Никсон в сопровождении Киссинджера, а также Хейга, Скоукрофта, Сонненфелдта, Хартмана и посла Стессела прилетел 27 июня в Москву.

СУГУБО
294 ДОВЕРИТЕЛЬНО


С советской стороны в переговорах участвовали Брежнев, Подгорный, Косыгин и Громыко, а также Добрынин, Александров (помощник Бреж­нева), Корниенко (член коллегии МИД СССР).

Переговоры в основном велись в Кремле, где и были подписаны согласованные документы. На пару дней Брежнев и Никсон вылетели в Крым, в Нижнюю Ореанду, где продолжили деловые беседы, в частности по ОСВ; с ними были Громыко и Киссинджер, а также послы.

Не обошлось без приключений. Отлет в Крым по программе намечался Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 на 16.00, после окончания переговоров в Москве в 15.00. Поэтому я решил в перерыве быстро съездить домой за личными вещами. Однако Брежнев не стал считаться с программой и вскоре по завершении переговоров сам зашел к Никсону, которому отвели апартаменты в Кремле. Они сразу же поехали на аэродром Внуково. Когда я приехал туда, то обнаружил, что все участ­ники встречи уже вылетели на нашем самолете в Крым. Я остался один, а тем временем с борта улетевшего самолета Брежнев спрашивал: куда пропал наш посол?

К счастью, в аэропорту все еще стоял президентский самолет, который должен был через несколько минут также вылететь в Крым Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287. Американский экипаж самолета, который, конечно, знал меня и к которому я, естественно, обратился за помощью, согласился „подвезти" меня. Так получилось, что из Москвы в Симферополь я один с полным комфортом летел на прези­дентском самолете. Как видите, всякое бывает в жизни дипломата. Главное не теряться. Кстати, так получилось, что президентский лайнер, более скоростной, прилетел в симферопольский аэропорт быстрее, чем самолет с руководителями и членами обеих делегаций на борту. Брежнев и Громыко были немало удивлены, когда увидели меня в числе встречавших их на аэродроме.

В Крыму состоялись, скорее, не переговоры, а продолжительные нефор­мальные беседы Брежнева и Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Никсона на берегу теплого и спокойного моря, где находились две правительственные дачи. В этом смысле встречи упрочили личные взаимоотношения обеих лидеров, которые складывались между ними в последние годы, но которые, к сожалению, им не пришлось продолжить.

В результате визита был подписан ряд документов:

- Договор между СССР и США об ограничении подземных испытаний
ядерного оружия и протокол к этому договору; мощность таких испытаний
не должна была превышать 150 килотонн.

- Протокол к Договору между СССР и США об ограничении систем
противоракетной обороны (он снижал для каждой страны число таких
систем с двух до одной).

- Совместное заявление о мерах, направленных на устранение опасно­
стей использования средств воздействия на Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 природную среду в военных целях.

Два протокола, которые регулировали замену, демонтаж или уничтожение стратегических вооружений.

Основной неудачей (хотя это и было очевидно заранее) визита Никсона

было отсутствие заметного прогресса в области ограничений стратегических

наступательных вооружений. „Уотергейт" взорвал не только президентство

Никсона, но и возможность достижения во время этого визита согласия по

ОСВ-2. Поэтому было решено продолжить переговоры на эту тему во время

рабочей встречи на высшем уровне до конца 1974 года (как видно, вопрос о

скорой возможной отставке Никсона при этом не возникал).

Р.НИКСОН:
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 295


И все же московские переговоры в целом были достаточно успешными, способствовали дальнейшему развитию отношений обеих стран.

На Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 встрече значительная часть международных вопросов в конкретном плане обсуждалась в ходе переговоров Громыко с Киссинджером. Послед­ний был основным „двигателем" американской делегации. Брежнев обычно зачитывал вступительные заявления по соответствующим вопросам, огра­ничиваясь лишь репликами по ходу возникавшей затем дискуссии между министрами иностранных дел. Активно участвовал он лишь в вопросах ограничения стратегических вооружений. Остальными вопросами Брежнев владел слабовато, хотя и пытался произвести иное впечатление своей внешней активностью. Косыгин, как всегда, со знанием дела вел эконо­мические вопросы. Обе стороны брали перерывы для консультаций со своими экспертами.

3 июля в Москве было подписано совместное советско-американское .коммюнике, где стороны Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 высказали готовность продолжать активные и тесные контакты и консультации. Отмечалась необходимость нового согла­шения по ОСВ, которое охватывало бы количественные и качественные ограничения стратегических вооружений. Была достигнута договоренность о совместных шагах по заключению международной конвенции по хими­ческому оружию, а также о быстрейшем созыве конференции по безо­пасности и сотрудничеству в Европе.

В тот же день Никсон и сопровождавшиие его лица отбыли в США.

Это была последняя встреча с Никсоном на высшем уровне.

Он, правда, пригласил Брежнева приехать с новым визитом в США в 1975 году. Тот принял приглашение. Но визит не состоялся по известным причинам.

Надо сказать, что груз „уотергейта" заметно довлел Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 над Никсоном во время его визита в Советский Союз. Президент был мало активен, пре­доставляя Киссинджеру возможность вести основную часть переговоров и дискуссий, хотя в решающие моменты бесед он в сжатой форме излагал позицию США. Значительную же часть времени он был задумчив, как бы уходил в свои внутренние невеселые размышления и думы. Да это было и неудивительно, так как до его вынужденного ухода из Белого дома оста­валось всего около месяца.

Вместе с тем я могу засвидетельствовать (вопреки мнению некоторых американских историков и официальных лиц), что „уотергейт" и угроза воз­можного импичмента Никсона не оказали сколько-нибудь заметного Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 влия­ния на поведение советских руководителей - участников встречи. Они, как и прежде, проявляли заинтересованность в развитии процесса разрядки и контроля над вооружениями, хотя и понимали все более ограниченные возможности президента.

К тому же в Кремле все еще не верили в вероятность быстрого ухода Никсона с политической арены. Брежнев в беседе с Никсоном наедине даже выразил уверенность, что тот останется на своем посту до конца своего срока, т. е. до 1976 года. Я не знаю, на чем основывалась такая уверенность Брежнева, скорее всего, он „подбадривал" Никсона. Я считал, что Никсон уйдет со своего поста через несколько месяцев. Правда, Громыко придер­живался Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 мнения, что он может продержаться еще около года.

В любом случае ни Брежнев, ни Громыко не пытались в этот момент как-то дистанциироваться от Никсона из-за „уотергейта", который считали чисто внутренним делом США, и не делали никаких попыток использовать

сугубо
296 доверительно


тяжелое положение Никсона в своих целях. Больше того, они стремились продемонстрировать продолжающееся стремление СССР к разрядке.

Примечательно, что почти до последних дней своего пребывания в Белом доме, несмотря на тучи „уотергейта", президент Никсон продол­жал заниматься вопросами американо-советских отношений. То ли это был какой-то психологический „просвет" в общей сгущавшейся вокруг него мрачной атмосфере, то ли он все еще надеялся Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 на благоприятный исход. Трудно сказать.

15 июля мы встретились с Киссинджером и подробно обсудили дальней­шие шаги по закреплению результатов и реализации итогов третьей со­ветско-американской встречи на высшем уровне. Намечены были даже организационные мероприятия по срокам.

Как бы подводя итог последнему периоду советско-американских отно­шений, мы сошлись во мнении, что им сильно повредило отсутствие у администрации США целеустремленной и продуманной программы дейст­вий. Причиной этого был „уотергейт", превратившийся в определенном смысле в национальную политическую катастрофу, а также общий разброд в общественном мнении относительно Советского Союза.

На этой безрадостной ноте закончился наш разговор, который как бы подвел Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 нашу общую с Киссинджером пессимистическую оценку сложив­шейся ситуации.

Никсон покидает Белый дом

Эта беседа с Киссинджером оказалась моей последней деловой встречей с высоким официальным лицом администрации Никсона, которая была, по существу, целиком поглощена быстро развивающимся „уотергейтским" кризисом.

Президент Никсон встретился 7 августа в Белом доме с лидерами рес­публиканцев в сенате и палате представителей конгресса США - с сенато­ром Хью Скоттом и конгрессменом Родсом. С ними был также сенатор Голдуотер.

Они сказали президенту всю правду - он лишился поддержки на Капито­лийском холме. В случае голосования импичмент неминуем. Кроме отставки, у него нет другого выхода. Ситуация зловещая, резюмировали они.

„Да, - вынужден был Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 согласиться с ними президент, после продолжи­тельной паузы, - ситуация действительно чертовски зловещая. Я подумаю, скоро вы узнаете о моем решении".

Решения Никсона действительно не пришлось ждать долго. 8 августа он пригласил к себе вице-президента Форда и сообщил о своем уходе в отставку. Он дал ему ряд советов и рекомендаций, причем не удер­жался от того, чтобы не предупредить нового президента: не дать лидерам в Москве и Пекине воспользоваться драматическими событиями в Вашингтоне, чтобы захватить инициативу и потеснить США на мировой арене. Он настоятельно рекомендовал Форду сохранить Киссинджера на его постах.

В тот же день в 9 часов вечера Никсон выступил Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 с заявлением об уходе с тоста президента США.

Его выступление по телевидению и прощание со служащими Белого Дома перед отлетом на вертолете было, несомненно, одним из самых драматических моментов во всей послевоенной политической истории Америки.

Р.НИКСОН:
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 297


Для советского руководства столь быстрое падение Никсона после визи­та в Москву было все же неприятной неожиданностью, хотя события явно вели к такому неизбежному исходу. Кремлевские руководители все же недоумевали, как можно свергнуть могущественного президента США из-за „небольшого проступка" посредством давления общественного мнения и путем сложного юридического процесса, предусмотренного американской конституцией.

На эти события Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Брежнев быстро откликнулся личным письмом только что ушедшему президенту.

„Хотел бы от себя лично и моих коллег, - писал он, - выразить Вам в эти дни добрые чувства по поводу плодотворного сотрудничества и того духа взаимопонимания, которыми были отмечены наши совместные усилия, направленные на улучшение советско-американских отношений и оздоров­ление международной обстановки... Все, что было сделано за последние годы в отношениях между СССР и США, высоко оценивается в нашей стране, а также, как мы понимаем, в США, да и во всем мире. Иначе и не могут оценивать эти поистине огромные свершения все те, кто действитель­но заботится о мире, о Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 будущем человечества. Хочу также, чтобы Вы знали, что мы с удовлетворением восприняли заявление президента Форда о его намерении продолжать курс в отношениях между нашими странами, направ­ленный на их дальнейшее углубление и расширение.

Что касается СССР, то мы полны решимости продолжать дело развития между СССР и США отношений мира и сотрудничества - дело, начало которому было положено вместе с Вами. Об этом мы заявили и президенту Д.Форду.

...Шлем наилучшие пожелания Вам, Вашей супруге и всей Вашей семье. С уважением, Л.Брежнев".

Никсон тоже обратился с последним посланием к Брежневу. „Оставляя пост президента США, я шлю Вам личный прощальный привет. Я Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 оставляю этот пост с чувством гордости по поводу того, что Вы и я много сделали для преобразования отношений между нашими странами и тем самым добились огромных свершений для дела мира во всем мире.

Я знаю, что президент Форд верит, так же, как и я, что нет более важного внешнеполитического вопроса, чем продолжение укрепления растущих уз дружбы между США и СССР. Он сделает все от него зависящее для дости­жения этой цели.

Выражаю Вам свои наилучшие пожелания процветающего будущего для Вас лично и для великого народа СССР. Искренне Ваш, Р.Никсон, 12 августа".

Так закончилась уникальная переписка между государственными Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 деяте­лями двух сверхдержав.

Ушел из Белого дома президент, противоречивый по своим убеждениям, взглядам и действиям, по своему отношению к Советскому Союзу. Однако на определенном этапе - вместе со своим соратником Киссинджером - он сыграл позитивную роль в стабилизации и развитии советско-американских отношений в годы „холодной войны", хотя это направление во внешней политике США было недостаточно последовательным, подвергалось коле­баниям и коллизиям. Это позволило в дальнейшем вновь активизироваться силам, выступавшим против разрядки.


ЧАСТЬ

V

ДЖЕРАЛЬД ФОРД-ПРЕЗИДЕНТ США, 1974—1977 ГГ.





Перед отлетом на встречу во Владивостоке, Белый дом. 1974


год


1. ПЕРВЫЕ ШАГИ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА

Беседа с Фордом

Буквально через несколько часов

после того, как Джеральд Форд 9 августа принял присягу Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 и вступил в должность президента США, Киссинджер пригласил меня в Белый дом и провел прямо в Овальный кабинет, где состоялась беседа с новым президентом.

Это была, его первая беседа с иностранным послом. Он был в приподнятом настроении и, чувствовалось, не совсем еще освоился со своим новым высоким положением. Впрочем, мы были достаточно хорошо знакомы, поэтому наша беседа не была чересчур уж официальной.

Выслушав мои поздравления, Форд сказал, что направляет сейчас -через посла США в Москве - личное послание Брежневу (он передал мне копию этого послания), в котором он без каких-либо оговорок твердо заявляет, что будет полностью продолжать Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 тот курс на улучшение и углубление отношений с СССР, который проводился его предшественником и уже ознаменовался столь важными успехами.

Вчера, продолжал президент, перед тем как Никсон объявил о своей отставке, мы провели вдвоем длительную беседу по внешнеполити­ческим вопросам. Никсон сделал особый упор на советско-американские отношения. Он подробно рассказал о тех -вопросах, которые недавно обсуждались между ним и Брежневым в Москве, и о тех обязательствах для США, которые вытекали из этих обсуждений. К тому же Киссинджер хорошо знает все подробности последних переговоров на высшем уровне, о которых он тоже уже начал информировать меня, добавил Форд. Таким образом, я намерен продолжать Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 по всем направлениям деловой контакт и сотрудничество с советским руководством без промедления.

Я подтвердил в своем послании Брежневу, сказал далее президент, приглашение посетить с визитом США в следующем году в мае, июне или июле, когда это будет более удобно ему. В то же время я готов встретиться с ним и раньше, к концу этого года и на „нейтральной территории", если будет проведена соответствующая подготовка к такой „мини-встрече в верхах". „Так, кажется, ты окрестил ее, Генри?" - обратился он к присутствовавшему на беседе Киссинджеру. Последний, улыбаясь, подтвердил это.

Президент затем сказал, что он давно знает Киссинджера, еще с Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 тех пор, югда госсекретарь, будучи профессором, приглашал „простого конгрес­смена Форда" рассказать о работе конгресса слушателям семинара по внешней политике в Гарвардском университете.

Мы хорошо понимаем друг друга, продолжал Форд. Я высоко ценю

устоявшуюся прочную концепцию Киссинджера о том, что отношения с

Россий имеют первостепенное значение для США. Так что прошу передать в

Москву, что мы с Киссинджером будем не менее „результативной командой"

в деле дальнейшего развития советско-американских отношений, чем это

было при Никсоне (Киссинджер с явным удовольствием выслушивал эти

слова нового президента).

Форд вспомнил, что он один раз побывал в Москве (во время проведения там в 1959 году первой американской выставки). Теперь он надеется снова побывать Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 в СССР.

Уже провожая меня до двери своего кабинета, президент сказал, что он хотел передать в Москву в этот первый же день своего президентства одну важную мысль, но, видно, так и не смог подыскать в ходе беседы „изящной подходящей формы" выражения. Поэтому он хочет сказать сейчас прямо: „В этом кабинете я теперь буду гораздо более сдержан в своих публичных высказываниях, чем был в палате представителей, так как должен сейчас более ответственно заниматься и внешней политикой, корректируя соответственно свои взгляды" (прямой намек на известные довольно-таки резкие и жесткие высказывания, которые в прошлом не раз делал Форд-конгрессмен в отношении Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Советского Союза и его политики).

Я ответил президенту, что в Москве, безусловно, с удовлетворением встретят его заверения о твердом намерении продолжать курс на дальнейшее улучшение отношений между нашими странами. В этом деле он, без сомнения, найдет с советской стороны полную поддержку и взаимность.

В целом от этой беседы с новым президентом у меня осталось благоприятное впечатление. Его считали новичком в вопросах внешней политики, но определенные знания в этой области он приобрел, когда был вице-президентом. (Киссинджер и Скоукрофт периодически информировали его о важнейших внешнеполитических делах.) Общее впечатление о Форде, сообщенное мною в Москву: с ним можно будет вести разумный Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 диалог.

После встречи с Фордом Киссинджер провел меня в свой кабинет. Там он передал свое личное письмо для Громыко. В нем госсекретарь, в частности, писал следующее: „Независимо от того, что Вы можете услышать или прочитать в предстоящие недели, я хочу заверить Вас лично, что президент Форд намерен продолжать и развивать дальше ту политику, которая была главенствующей для наших отношений с СССР при президенте Никсоне. Президент Форд попросил меня остаться на моем посту и уделить особое внимание отношениям с СССР. Он будет сильным президентом, и Вы увидите, что он немедленно возьмет дела в свои руки и утвердит Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 свой авторитет и свою ответственность в вопросах внешней политики. Вы можете положиться на его заверения: тот подход к вопросам, который мы обсуждали в Москве, будет проведен в жизнь".

Касаясь трагического положения, в котором оказался Никсон, Киссинджер сказал: „Он так много сделал для США в большом исто­рическом плане, а в него вцепились из-за незначительных тривиальных вещей".

Госсекретарь сказал, что теперь можно будет, наконец, приступить к обсуждению незавершенных после московской встречи дел. Заявив о своем намерении продолжать воздействовать на сенатора Джексона, блокирую­щего прохождение законопроекта о советско-американской торговле в конгрессе, он выразил далее надежду, что в предстоящие два-три месяца желающим Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 эмигрировать из СССР евреям не будут чиниться искусственные препятствия и их не будут преследовать, поскольку в этом случае еврейские организации в США поднимут „ненужный шум".

С удовлетворением сообщил, что он по-прежнему является и госсек­ретарем и помощником президента по национальной безопасности. В общем, было видно, что Киссинджер был доволен своим положением при новом президенте.

сугубо доверительно


У президента Форда сложились хорошие личные отношения с Киссинд­
жером он высоко ценил его способности. В своих мемуарах Форд не без
юмора приводит характеристику Киссинджера, данную ему Никсоном перед
уходом с поста президента, „Генри - гений, но не обязательно принимать
все его рекомендации, и Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 нельзя также давать ему полную свободу
действий".

При президенте Форде внутриполитические соображения и предвыбор-

ные заботы чаще превалировали над внешнеполитической активностью администрации в отношениях с СССР. Киссинджер оставался, безусловно, руководителем американской дипломатии, но объективные обстоятельства ограничивали его возможности.

После первой встречи с президентом Фордом я невольно задумался о превратности судьбы, особенно в политической жизни США. Форд никогда не баллотировался на выборные общенациональные или даже штатные должности. Его электорат всегда был ограничен лишь небольшим избирательным округом штата Мичиган, который он представлял в палате представителей. Сам он был относительно малоизвестен в стране. А теперь - неожиданно для всех - он стал президентом США. В наследие он получил Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 страну со сложными проблемами. Уважение к „институту президентства" резко упало в общественном мнении. Экономика переживала упадок. Вопрос о лидерстве нового президента вставал во весь рост. Справится ли со всем этим президент Форд? Как при нем будут развиваться советско-американские отношения? Приход к власти в США нового президента с его большими конституционными полномочиями в области внешней политики всегда вызывал у иностранных послов, аккредитованных в Вашингтоне, большой интерес. Я, разумеется, не был исключением. Как оценивать перспективы советско-американских отношении при новом президенте?

Форд был хорошо мне известен в качестве давнего члена палаты представителей конгресса США, лидера республиканской фракции. Как политический деятель Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 он придерживался Консервативных взглядов, был „суперястребом" в вопросе о войне во Вьетнаме. Форд не скрывал своего весьма негативного отношения к Советскому Союзу, как правило, выступал враждебно, хотя и делал это от случая к случаю* не очень выделяясь из общего консервативного хора конгрессменов. Отвстреч с советскими представителями он обычно уклонялся. В общем, Форд был типичным американским конгрессменом - патриотом периода „холодной войны". Поэтому его приход к власти, естественно, настораживал.

Вместе с тем его деятельность на посту вице-президента вселяла некоторые надежды на то, что он стал лучше разбираться в советско-американских отношениях и, возможно, перенял основные направления никсоновской администрации Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 во внешней политике, в частности в области политики разрядки с СССР. К сожалению, пребывание на посту вице-президента не давало еще гарантии преемственности политики. Пример Трумэна, сменившего Ф.Рузвельта, являлся красноречивым доказательством этого. Правда, моя первая встреча с президентом Фордом прошла хорошо. Новый президент говорил о своем желании улучшать наши отношения. Однако, как показывал мой долгий опыт, первые встречи с новыми президентами США обычно проходили всегда неплохо (даже впоследствии с президентом Рейганом), что далеко не всегда отражалось на дальнейшем ходе событий.

д.форд -

ПРЕЗИДЕНТ США


Не скрою, в первый период правления Форда я основные надежды возлагал на госсекретаря Киссинджера, на преемственность его Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 взглядов.

Надеялся, что новый президент, в силу ряда причин, позволит Киссинд­жеру руководить внешней политикой США. Это дало бы возможность сохранить определенную стабильность в наших отношениях или по крайней мере их определенную предсказуемость. Однако и здесь не все было гладко. Советские лидеры переоценивали готовность Америки принять разрядку как норму наших отношений. В руководстве США, включая самого Киссинджера, усиливалось недовольство советской трактовкой разрядки (в частности, в отношении стран „третьего мира"). Я опасался, что эти усиливавшиеся противоречия между советским и американским подходом к разрядке в конечном счете могут взорвать эту разрядку. Но пока что такие мысли не беспокоили Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Москву, уверовавшую в правоту и успех своей политики.

Форд и Брежнев обмениваются письмами

Следует отметить, что уже в самые первые дни новой администрации правительства обеих стран сочли необходимым негласно подтвердить друг другу свою приверженность прежнему курсу в их отношениях. Это был позитивный сигнал.

9-11 августа состоялся доверительный обмен письмами о преемствен­ности политики США и СССР в том, что касается их взаимоотношений в связи с вступлением Форда в должность президента.

В своем письме от 9 августа Форд писал Брежневу, в частности, следующее: „...Я постоянно поддерживал в нашем конгрессе внешнюю политику президента Никсона на протяжении всей его администрации. Поэтому я могу подтвердить без оговорок Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287, что американская политика в отношении СССР будет продолжаться без изменений во время моей администрации... Я твердо верю, что в ядерный век политика обоюдной сдержанности и уважения интересов всех является единственным путем, открытым перед ответственными государственными деятелями. Я являюсь приверженцем этого курса... В заключение, г-н Генеральный секретарь, я хочу подтвердить приглашение Вам посетить нашу страну в следующем году".

Думается, что это письмо было написано не без участия Кис­синджера.

Брежнев, конечно, приветствовал такое обращение Форда. Уже через день он поручил мне передать его ответное послание. В нем, в частности, говорилось: „...Я и мои коллеги с удовлетворением восприняли высказанную Вами решимость Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 продолжать политику, имеющую цель сохранить и развить дальше все то доброе, что удалось уже сделать в отношениях между нашими, государствами при Вашем предшественнике, президенте Никсоне. Такой подход совпадает и с нашим курсом в советско-американских отношениях. Мы полны решимости и дальше строить свои отношения с США в расчете на долгосрочную, стабильную перспективу".

В заключение Брежнев также высказался в пользу обмена официаль­ными визитами в следующем году и целесообразности их рабочей встречи еще в этом году. В целом в Москве были довольны быстрым завязыванием отношений с новым президентом США.

СУГУБО

доверительно


Вечером 12 августа перед первым выступлением Форда в конгрессе Киссинджер сообщил мне Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287, что Форд удовлетворен посланием Генерального секретаря и согласен с тем, чтобы еще в этом году организовать их рабочую встречу. Эта встреча становилась реальным ориентиром в наших отно­шениях на ближайший период.

Киссинджер доверительно рассказал о довольно сложной обстановке в Белом доме и вообще в госаппарате в связи с нынешним „переходным" периодом" от Никсона к Форду. В шутку заметил, что ему сейчас „не до челночной дипломатии" и что он считает крайне необходимым для себя не отлучаться из Вашингтона по крайней мере пару месяцев. Вокруг Форда крутится ныне множество людей из числа его давнишних приятелей из конгресса и партийного Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 аппарата республиканской партии, которые в большинстве, может быть, и неплохие люди, но не имеют никакого опыта в международных делах. Отсутствие такого опыта они прикрывают различными „патриотическими" фразами, в немалой степени заимствован­ными из лексикона послевоенных лет, когда отношения с СССР были далеки от нормальных. Форд, будучи неглупым человеком, конечно, все это понимает и, став президентом, предпринимает уже определенные усилия, чтобы подняться в международных делах выше привычного кругозора своих друзей. Впрочем, их влияние нельзя преуменьшать.

Киссинджер сообщил, что Форд собирается в конце года совершить поездку в Японию, чтобы показать, что он не идет слепо по стопам Никсона, который „игнорировал" Японию. В этой связи Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Киссинджер высказал мысль, что визит в Японию можно было бы совместить с организацией где-то в этом же районе рабочей встречи Брежнева и Форда. Эта встреча не носила бы тогда подчеркнутый характер специальной поездки одного лидера к другому, а это - по протокольным соображениям - может иметь значе­ние с учетом того, что очередная их встреча в следующем году уже со­стоится в США.

Вновь беседую с Фордом

Я вновь встретился 14 августа с президентом Фордом в Белом доме по его приглашению. Пока фотокорреспонденты фотографировали нас в его кабинете, Форд вспомнил непринужденный ужин с женами у нас в посольстве пару месяцев Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 тому назад, когда он еще был вице-президентом. Кстати, в числе документальных фильмов по Советскому Союзу, которые были ему тогда показаны, был интересный фильм о тиграх в Уссурийской тайге. Это было незапланированным введением его к встрече с Брежне­вым в районе Владивостока, о чем он сам впоследствии говорил в шутливой форме.

Показав на кресло президента, Форд спросил, думал ли я, что он когда-нибудь займет это место.

Ответил ему в тон, что, признаться, такая мысль мне приходила на ум, особенно в последние месяцы.

Форд рассмеялся, заметив, что иностранцы, видимо, могут порой объек­тивнее оценивать внутреннее положение в США, чем сами американцы Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287, которые чересчур уж эмоциональны в своих оценках.

Переходя конкретно к делу, Форд выразил удовлетворение, что он и Брежнев одинаково считают полезным провести их первую рабочую встречу

д.форд -

ПРЕЗИДЕНТ США


уже в этом году. В этой связи президент заметил, что Киссинджер рассказал о нашей с ним беседе по поводу намечаемой поездки Форда в Японию.

- Что Вы думаете о возможности в этом случае моей встречи с Брежневым в этом районе, например, во Владивостоке? - спросил Форд.

Я ответил, что в принципе эта идея заслуживает серьезного внимания, но, разумеется, я должен доложить об этом Генеральному секретарю.

Форд сказал, что он хотел Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 бы в сугубо предварительном плане знать личное мнение Брежнева на этот счет. Президент поинтересовался, а как далеко от Москвы до Владивостока.

Ответил, что от Москвы до Нью-Йорка ближе, чем до Владивостока. Форд удивился огромным размерам нашей страны, добавил, что мало кто в США по-настоящему это понимает.

Киссинджер бросил шутливую реплику в том смысле, что если встреча состоится во Владивостоке, то это доставит „бурную радость" советским соседям (китайцам).

Форд высказал мнение, что первая рабочая встреча с Брежневым должна носить прежде всего ознакомительный характер и включать деловой, дружеский и конструктивный обзор международного положения и основных вопросов советско-американских отношений, без Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 обязательного стремления сразу же как-то их решить. Вместе с тем ему очень хочется, чтобы на мо­мент встречи все же уже имелись какие-то взаимные конкретные и реаль­ные соображения о том, в каких направлениях следует дальше работать в области ограничения стратегических вооружений. Хорошо бы договориться с Генеральным секретарем о совместных указаниях делегациям обеих стран, как вести дальнейшие переговоры.

Я ответил, что Брежнев уже излагал в Москве Никсону подробные соображения советской стороны на этот счет. Дело сейчас за американской стороной. Форд сказал, что он это знает, но что было бы хорошо, если бы Брежнев предложил своим экспертам Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 продолжить поиски компромисса.

Условились с президентом, что другие вопросы (ближневосточная ситуация, общеевропейское совещание и т. п.) будут обсуждены мною с Киссинджером в ближайшие дни. Сам президент еще не чувствовал себя достаточно подготовленным к детальному разговору по таким сложным вопросам.

В конце беседы Форд попросил передать лично Брежневу его просьбу „по деликатному вопросу" - речь идет о матросе Кудирке, литовце, точнее, о разрешении ему выехать из СССР в США вместе с матерью (она имеет еще и американское гражданство). В свое время он сбежал в одном из американских портов, но был передан береговой охраной США советской стороне, что вызвало всплеск антисоветской кампании в Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287 Америке. Форд проявил заинтересованность в положительном решении этого вопроса еще и потому, что в его родном городке Гранд-Рапидс (штат Мичиган) живет немало выходцев из Прибалтики.

Прощаясь, Форд выразил готовность, „возможно, в нарушение про­токольных норм" еще раз побывать с женой в нашем посольстве и посмот­реть - в порядке знакомства с нашей страной - интересные документальные фильмы по СССР. Показав затем на Киссинджера, Форд сказал: „Давайте тогда уж устраивайте ужин для шестерых - в честь молодоженов Киссинджеров".

Через несколько дней Киссинджер рассказал мне о встрече президента Форда с сенаторами Джексоном, Джавитсом и Рибиковым по так называе-


documentancoqkv.html
documentancoxvd.html
documentancpffl.html
documentancpmpt.html
documentancpuab.html
Документ Р.НИКСОН: СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ 287